Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
Я люблю тебя, Земля!
 
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1
Послать Тему Печать
Охота ради удовольствия ?! (Прочитано 403 раз)
Administrator
YaBB Administrator
*****
Вне Форума


I love The Earth!

Сообщений: 8701
The Land of HealPlanet
Охота ради удовольствия ?!
14.03.2016 :: 17:49:50
 
"Охота ради удовольствия убивать – пережиток дикарства. В будущем она вообще будет запрещена, а животные и птицы – помилованы.

Ради пищи и по нужде еще можно как-то найти оправдание убийству, но ради развлечения – никогда.

Конечно, надо, чтобы сознание переродилось, а это процесс медленный. Часто вместо перерождения оно вырождается, то есть инволюционирует. Одни сознания идут вверх, другие вниз. Вниз идущих много. Это обреченные души, если силы в себе не найдут вновь подняться.

Обитель сияющая Света и темная бездна падения открыты для входящих и нисходящих духов."

Грани Агни Йоги §158. 1972 г. Апр. 19. (М. А. Й.).


https://www.facebook.com/photo.php?fbid=1029541660417334&set=gm.575990615901978&...
Наверх
 

The Administrator.
WWW  
IP записан
 
Administrator
YaBB Administrator
*****
Вне Форума


I love The Earth!

Сообщений: 8701
The Land of HealPlanet
Re: Охота ради удовольствия ?!
Ответ #1 - 21.02.2019 :: 12:01:35
 
Э­тич­на ли охо­та?


Оцен­ка биб­лей­с­ко­го хрис­ти­ан­с­т­ва


С. Хри­ба­р

Нем­но­го о по­ня­ти­ях, исто­рии и пер­во­ис­точ­ни­ке

На­ше вре­мя отме­че­но исто­ще­ни­ем при­род­ных ре­сур­сов, с одной сто­ро­ны, и ста­нов­ле­ни­ем при­ро­до­ох­ран­ных и пра­во­за­щит­ных дви­же­ний — с дру­гой. В си­лу этих пред­по­сы­лок все бо­лее актив­но обсуж­да­ет­ся воп­рос о при­ем­ле­мос­ти (или неп­ри­ем­ле­мос­ти) охо­ты с точ­ки зре­ния эко­ло­ги­чес­кой эти­ки. В зна­чи­тель­ной час­ти пос­т­со­вет­с­ко­го прос­т­ран­с­т­ва воз­рас­та­ет роль хрис­ти­ан­с­т­ва в жиз­ни общес­т­ва, и в хрис­ти­ан­с­кой сре­де так­же вста­ет воп­рос: что есть охо­та — грех, раз­де­ля­ю­щий че­ло­ве­ка с Бо­гом или за­ня­тие, впол­не до­пус­ти­мое для хрис­ти­а­ни­на? Нап­ри­мер, не­дав­но выш­ла кни­га А.П. Ка­ле­ди­на «Пра­вос­ла­вие и охо­та» [3], где автор, ссы­ла­ясь на Биб­лию и опыт пра­вос­лав­ных свя­тых, скло­ня­ет­ся ко вто­ро­му. Мы же, преж­де чем осве­щать эту те­му, опре­де­лим­ся с по­ня­ти­я­ми «охо­та» и «хрис­ти­ан­с­т­во».

Под «охо­той» мы бу­дем по­ни­мать выс­ле­жи­ва­ние и до­бы­ва­ние ди­ких зве­рей и птиц, соп­ро­вож­да­ю­щи­е­ся их умер­щ­в­ле­ни­ем. Да­вая нрав­с­т­вен­ную оцен­ку охо­те, уточ­ним, что хрис­ти­ан­с­кая эти­ка рас­с­мат­ри­ва­ет не толь­ко пос­туп­ки, но и мо­ти­вы, зас­тав­ля­ю­щие че­ло­ве­ка эти пос­туп­ки со­вер­шать. А мо­ти­вы и це­ли охо­ты мо­гут быть раз­ны­ми. По це­лям и за­да­чам, сог­лас­но «Лес­ной энцик­ло­пе­ди­и» [4], охо­ту мож­но под­раз­де­лить на про­мыс­ло­вую и спор­тив­ную (лю­би­тельс­кую). Во­об­ще, отве­ты на воп­рос «за­чем уби­вать жи­вот­ных?» мо­гут быть са­мы­ми раз­лич­ны­ми. Для нас важ­ны три основ­ных мо­ти­ва: 1) ра­ди пи­щи или одеж­ды (про­мыс­ло­вая охо­та), 2) ра­ди за­щи­ты сво­ей жиз­ни или хо­зяй­с­т­ва (стро­го го­во­ря, это не охо­та, но ни­же при­дет­ся о ней ска­зать), 3) ра­ди раз­в­ле­че­ния, актив­но­го отды­ха и пр. (спор­тив­ная или лю­би­тельс­кая охо­та), 4) ра­ди сох­ра­не­ния по­пу­ля­ций ди­ких жи­вот­ных пу­тем ре­гу­ли­ро­ва­ния их чис­лен­нос­ти. Ко­неч­но, мо­ти­вы мо­гут со­че­тать­ся и в жиз­ни все го­раз­до слож­нее, но не это глав­ное.

Те­перь о хрис­ти­ан­с­т­ве. Фак­ти­чес­ки хрис­ти­ан­с­т­во де­лит­ся на ряд нап­рав­ле­ний, что при­во­дит и к не­ко­то­рым раз­ли­чи­ям в мо­раль­ных уста­нов­ках. Мы не бу­дем раз­би­рать эти раз­ли­чия, а возь­мем в ка­чес­т­ве основ­но­го хрис­ти­ан­с­ко­го пер­во­ис­точ­ни­ка Биб­лию. Авто­ри­тет этой Кни­ги книг, хо­тя бы дек­ла­ра­тив­но, приз­на­ет­ся все­ми хрис­ти­ан­с­ки­ми кон­фес­си­я­ми. Ду­ма­ет­ся, что при обна­ру­же­нии раз­ног­ла­сий меж­ду Свя­щен­ным Пи­са­ни­ем и бо­лее поз­д­ни­ми источ­ни­ка­ми, пос­лед­нее сло­во дол­ж­но оста­вать­ся за Пи­са­ни­ем, и хрис­ти­ан­с­кий взгляд на проб­ле­му под­ра­зу­ме­ва­ет, преж­де все­го, уче­ние Свя­щен­но­го Пи­са­ния.

На про­тя­же­нии исто­рии отно­ше­ние хрис­ти­ан к охо­те ме­ня­лось. В сред­ние ве­ка ду­хо­вен­с­т­во не­ред­ко актив­но учас­т­во­ва­ло в охот­ни­чьих за­ба­вах (т.е. в спор­тив­ной охо­те) свет­с­ких пра­ви­те­лей. Ряд свя­тых Пра­вос­лав­ной и Ка­то­ли­чес­кой Цер­к­вей по­чи­та­ют­ся в на­ро­де как пок­ро­ви­те­ли охот­ни­ков [3]. С дру­гой сто­ро­ны, с рас­п­рос­т­ра­не­ни­ем Ре­фор­ма­ции в Евро­пе (с XVI в.), охо­та как раз­в­ле­че­ние «силь­ных ми­ра се­го» хо­тя и про­дол­жа­ла су­щес­т­во­вать, но не по­ощ­ря­лась мно­ги­ми про­по­вед­ни­ка­ми про­тес­тан­тиз­ма, из сре­ды ко­то­рых поз­же выш­ли пер­вые зо­о­за­щит­ни­ки [8].

Го­во­ря же о биб­лей­с­ком взгля­де на охо­ту, пос­та­ра­ем­ся избе­жать спе­ку­ля­ций, и не бу­дем вы­ры­вать сло­ва из кон­тек­с­та. Если в тек­с­те со­дер­жит­ся мно­го наз­ва­ний зве­рей и птиц или упо­ми­на­ют­ся лук, стре­лы или ко­пье, это еще не зна­чит, что в нем го­во­рит­ся об охо­те. При­хо­дит­ся приз­нать, что одноз­нач­ная фор­му­ли­ров­ка, отра­жа­ю­щая по­ло­жи­тель­ную или отри­ца­тель­ную оцен­ку охо­те, в Свя­щен­ном Пи­са­нии отсут­с­т­ву­ет. Чи­тая ка­но­ни­чес­кие кни­ги Вет­хо­го и Но­во­го За­ве­та, мы не на­хо­дим ни пря­мых зап­ре­тов на охо­ту, ни ка­ких-ли­бо на­ме­ков на то, что охо­та — доб­рое бо­го­у­год­ное де­ло. И во­об­ще, об охо­те го­во­рит­ся не мно­го. Но это не уди­ви­тель­но.

Биб­лию нель­зя рас­с­мат­ри­вать в отры­ве от куль­тур­но-ис­то­ри­чес­ко­го фо­на. Древ­ние евреи, в боль­шин­с­т­ве сво­ем, сна­ча­ла бы­ли ко­чев­ни­ка­ми-ско­то­во­да­ми (Быт.46:31-34), за­тем ста­ли зем­ле­дель­ца­ми, про­дол­жая при этом за­ни­мать­ся ско­то­вод­с­т­вом. Охо­та не слу­жи­ла для них основ­ным источ­ни­ком пи­щи или одеж­ды. Не всех жи­вот­ных евреи мог­ли есть. «Чис­ты­ми» для упот­реб­ле­ния в пи­щу Биб­лия приз­на­ет лишь жвач­ных мле­ко­пи­та­ю­щих (Лев.11:3, Вт.14:6) и да­ле­ко не всех птиц (Лев.11:13-19, Вт.14:11-18), а при­кос­но­ве­ние к тру­пам «не­чис­тых» жи­вот­ных зап­ре­ща­лось (Лев.5:2, 11:8, Вт.14:8). По­э­то­му объек­та­ми про­мыс­ло­вой охо­ты мог­ли стать лишь нем­но­гие жи­вот­ные [9]. Умер­щ­в­ле­ние ди­ких жи­вот­ных ча­ще все­го осу­щес­т­в­ля­лось с це­лью за­щи­ты до­маш­не­го ско­та от хищ­ни­ков. По­доб­ной «охо­той», если ее мож­но так наз­вать, не раз при­хо­ди­лось за­ни­мать­ся бу­ду­ще­му ца­рю Да­ви­ду (1Цар.17:34-36), в быт­ность его пас­ту­хом. В отли­чие от куль­ту­ры антич­нос­ти и сред­не­ве­ко­вой Евро­пы, в Изра­и­ле Вет­хо­го за­ве­та охо­та как сред­с­т­во раз­в­ле­че­ния зна­ти прак­ти­чес­ки не упо­ми­на­ет­ся. Упо­ми­на­ет­ся, что мо­гу­щес­т­вен­ный царь Со­ло­мон (сын Да­ви­да) ел дичь («оле­ней, и серн, и сай­га­ков» — 3Цар.4:23), что ука­зы­ва­ло на не­по­мер­ную рос­кошь, поз­же ду­хов­но по­гу­бив­шую его, но ниг­де не го­во­рит­ся о том, что­бы он охо­тил­ся. Та­ким обра­зом, охо­та но­си­ла лишь вы­нуж­ден­ный и эпи­зо­ди­чес­кий ха­рак­тер, оста­ва­ясь уде­лом пас­ту­хов, ста­ра­ю­щих­ся в слу­чае воз­ник­но­ве­ния опас­нос­ти за­щи­тить свои ста­да от хищ­ни­ков.

Биб­лей­с­кие охот­ни­ки


В си­лу ука­зан­ных вы­ше обсто­я­тельств, извес­т­ны лишь нем­но­гие биб­лей­с­кие пер­со­на­жи, за­ни­ма­ю­щи­е­ся охо­той (при­чем, охо­той про­мыс­ло­вой) доб­ро­воль­но и, по-ви­ди­мо­му, дос­та­точ­но ре­гу­ляр­но. Уде­лим им не­ко­то­рое вни­ма­ние.

Ним­род — внук Ха­ма и прав­нук Ноя, жив­ший, со­от­вет­с­т­вен­но, в до­ев­рей­с­кую эпо­ху. «Он был силь­ный зве­ро­лов пред Гос­по­дом, по­то­му и го­во­рит­ся: силь­ный зве­ро­лов, как Ним­род, пред Гос­по­дом. Цар­с­т­во его вна­ча­ле сос­тав­ля­ли: Ва­ви­лон, Эрех, Аккад и Хал­не в зем­ле Сен­на­ар» (Быт.10:9-10). В сле­ду­ю­щей гла­ве кни­ги Бы­тия (11:1-9) рас­с­ка­зы­ва­ет­ся о стро­и­тельс­т­ве на тер­ри­то­рии его цар­с­т­ва зна­ме­ни­той Ва­ви­лон­с­кой баш­ни. По­э­то­му лич­ность Ним­ро­да мо­жет оли­цет­во­рять со­бой бо­го­бор­чес­кую иде­ею вы­зо­ва Твор­цу, про­ти­во­пос­тав­ле­ния Бо­жьей бла­го­да­ти «мо­гу­щес­т­ва» че­ло­ве­чес­ко­го прог­рес­са, жаж­ды влас­ти и ду­хов­ной под­ме­ны (ср. Отк.14:8).

Из­ма­ил — сын Авра­а­ма от ра­бы­ни Ага­ри, за­ча­тый Авра­а­мом по не­ве­рию в обе­ща­ние Бо­га дать ему сы­на от за­кон­ной же­ны Сар­ры (Быт.16 гл.). Пос­ле рож­де­ния Сар­рою Иса­а­ка Изма­ил был изгнан вмес­те с ма­те­рью в пус­ты­ню за нас­меш­ки над млад­шим бра­том (Быт.21:1-20). «Он вы­рос, и стал жить в пус­ты­не, и сде­лал­ся стрел­ком из лу­ка» (21:20). Ве­ро­ят­но, охо­та ста­ла для Изма­и­ла сред­с­т­вом су­щес­т­во­ва­ния. В Но­вом За­ве­те апос­тол Па­вел усмат­ри­вал в Ага­ри и Изма­и­ле сим­вол раб­с­т­ва и по­пы­ток уго­дить Бо­гу сво­и­ми си­ла­ми, что про­ти­во­пос­тав­ля­ет­ся сво­бо­де и до­ве­рию Бо­жье­му обе­ща­нию (Гал.4:22-31).

И­сав — пер­вый сын Иса­а­ка, внук Авра­а­ма и зять Изма­и­ла, «че­ло­век, искус­ный в зве­ро­лов­с­т­ве» (Быт.25:27), на­и­бо­лее извес­тен про­да­жей сво­е­го пер­во­род­с­т­ва за че­че­вич­ную пох­леб­ку. «Про­дал пер­во­род­с­т­во свое Иа­ко­ву. И дал Иа­ков Иса­ву хле­ба и ку­ша­нья из че­че­ви­цы; и он ел и пил, и встал и по­шел; и пре­неб­рег Исав пер­во­род­с­т­во» (25:33-34). Этот пос­ту­пок ха­рак­те­ри­зу­ет Иса­ва как че­ло­ве­ка, для ко­то­ро­го ма­те­ри­аль­ные цен­нос­ти важ­нее ду­хов­ных (Евр.12:15-17).

И­так, с точ­ки зре­ния хрис­ти­ан­с­кой эти­ки, где осно­ва всех доб­ро­де­те­лей — до­ве­ри­тель­ные отно­ше­ния с Бо­гом, пе­ре­чис­лен­ные биб­лей­с­кие «охот­ни­ки» — пер­со­на­жи ско­рее отри­ца­тель­ные, чем по­ло­жи­тель­ные. Они ли­бо вос­с­та­ют про­тив Бо­га (как Ним­род), ли­бо уни­чи­жат «де­тей обе­то­ва­ни­я» (как Изма­ил), ли­бо пре­неб­ре­га­ют Бо­жьим да­ром (как Исав). Не слу­чай­но хрис­ти­ан­с­кий клас­сик Джон Бу­ньян, в сво­ей зна­ме­ни­той алле­го­рии «Ду­хов­ная вой­на» их име­на­ми на­зы­ва­ет вож­дей сил зла [2]. Одна­ко, из это­го еще не сле­ду­ет, что охо­та гре­хов­на са­ма по се­бе. Сле­пое под­ра­жа­ние «свя­тым» и пол­ное неп­ри­я­тие все­го, что свя­за­но с «не­чес­ти­вы­ми» не толь­ко на­ив­но и при­ми­тив­но, но и опас­но. Рас­с­ка­зы­вая о лю­дях, Биб­лия не очер­ня­ет их и не при­ук­ра­ши­ва­ет. «Пра­вед­ни­ки» не ли­ше­ны не­дос­тат­ков (как тру­со­ва­тый и не всег­да чес­т­ный Иа­ков), а «от­с­туп­ни­ки» име­ют в се­бе что-то доб­рое (как ве­ли­ко­душ­ный Исав). Нель­зя счи­тать охо­ту бо­го­у­год­ным за­ня­ти­ем, толь­ко лишь от то­го, что ей за­ни­ма­лись «свя­ты­е» прош­ло­го. Не все тра­ди­ци­он­ное хо­ро­шо. Не­ко­то­рые влас­ти­те­ли пос­т­биб­лей­с­ких вре­мен по­чи­та­ют­ся «свя­ты­ми» не за то, что они бы­ли охот­ни­ка­ми, а ско­рее все­го, нес­мот­ря на то, что они охо­ти­лись. И нап­ро­тив, мно­гие хрис­ти­ан­с­кие под­виж­ни­ки дру­жи­ли с льва­ми и мед­ве­дя­ми и да­же жа­ле­ли мух [6]. Пра­виль­но по­нять хрис­ти­ан­с­кий взгляд на охо­ту не­воз­мож­но без осмыс­ле­ния биб­лей­с­ких прин­ци­пов вза­и­мо­от­но­ше­ний че­ло­ве­ка с при­ро­дой и Бо­гом. По­э­то­му оста­но­вим­ся на этих прин­ци­пах.

Биб­лей­с­кие прин­ци­пы

О­ши­боч­но ду­мать, что хрис­ти­ан­с­т­во ви­дит в че­ло­ве­ке «ца­ря при­ро­ды». Че­ло­век сот­во­рен, что­бы «воз­де­лы­вать и хра­нить» (Быт.2:15) зем­лю, и прес­ло­ву­тое пра­во че­ло­ве­ка «об­ла­дать» зем­лею и «вла­ды­чес­т­во­вать» (Быт.1:28) над жи­вот­ны­ми есть ско­рее не­об­хо­ди­мые пол­но­мо­чия для вы­пол­не­ния обя­зан­нос­тей «до­моп­ра­ви­те­ля» (Лк.12:42), но ни­как не сан­к­ция на раз­г­раб­ле­ние. Стро­го го­во­ря, ни­че­го в пол­ном смыс­ле «сво­е­го» у нас нет, все да­но Бо­гом. «Мои все зве­ри в ле­су» — го­во­рит Гос­подь (Пс.49:10). Из это­го сле­ду­ет, что без­дум­ное унич­то­же­ние Бо­жьих тво­ре­ний не­до­пус­ти­мо и гре­хов­но.

Од­на­ко, Цер­ковь не осуж­да­ет при­ро­до­поль­зо­ва­ние, а при­зы­ва­ет сде­лать его как мож­но бо­лее ща­дя­щим. Так, мо­ти­вом охо­ты мо­жет быть про­пи­та­ние, но ни­как не раз­в­ле­че­ние. Рег­ла­мен­ти­ро­ва­ние при­ро­до­поль­зо­ва­ния при­сут­с­т­ву­ет и в Вет­хом За­ве­те. Нес­коль­ко «при­ро­до­ох­ран­ных» за­по­ве­дей дан­но­го че­рез Мо­и­сея Бо­жье­го за­ко­на (Втор.20:19; Втор.22:6-7; Исх.23:10-11), по су­ти го­во­рят об одном важ­ном прин­ци­пе: «Поль­зуй­ся, но не ра­зо­ряй!» [7]. Нап­ри­мер, за­кон за­щи­щал, в чис­ле про­че­го, и по­пу­ля­ции птиц от без­дум­но­го истреб­ле­ния че­ло­ве­ком. «Ес­ли по­па­дет­ся те­бе на до­ро­ге пти­чье гнез­до на ка­ком-ли­бо де­ре­ве или на зем­ле, с птен­ца­ми или яй­ца­ми, и мать си­дит на птен­цах или на яй­цах, то не бе­ри ма­те­ри вмес­те с деть­ми: мать пус­ти, а де­тей возь­ми се­бе, что­бы те­бе бы­ло хо­ро­шо, и что­бы прод­ли­лись дни тво­и» (Вт.22:6-7). Ины­ми сло­ва­ми, если ты вы­нуж­ден унич­то­жать жизнь, по край­ней ме­ре, не ме­шай ее во­зоб­нов­ле­нию. Воз­мож­но, что если бы се­год­ня все пом­ни­ли этот биб­лей­с­кий прин­цип, ве­сен­нюю охо­ту дав­но бы зап­ре­ти­ли.

Сле­ду­ет так­же за­ме­тить, что сог­лас­но биб­лей­с­ко­му уче­нию о че­ло­ве­ке и ми­роз­да­нии, меж­ду че­ло­ве­ком и жи­вот­ны­ми раз­ли­чий го­раз­до мень­ше, а сход­с­т­ва го­раз­до боль­ше, чем пред­по­ла­га­ет А.П. Ка­ле­дин и мно­гие дру­гие хрис­ти­ан­с­кие авто­ры. В отли­чие от осталь­ных тво­ре­ний, че­ло­век соз­дан по обра­зу Бо­жию (Быт.1:26,27), на че­ло­ве­ка воз­ло­же­на ответ­с­т­вен­ность за Зем­лю (Быт.2:15), че­ло­век обла­да­ет сво­бо­дой вы­бо­ра, и от вы­бо­ра пер­вых лю­дей «вся тварь со­во­куп­но сте­на­ет и му­чит­ся до­ны­не» (Рим.8:19-23). На этом основ­ные раз­ли­чия за­кан­чи­ва­ют­ся, те­перь о сход­с­т­ве. И че­ло­век, и жи­вот­ные име­ют ды­ха­ние жиз­ни (Быт.7:21-23) и, бла­го­да­ря это­му мо­гут быть «ду­шой жи­вой» (Быт.1:20, 24, ср. 2:7). И че­ло­век и жи­вот­ные сот­во­ре­ны из пра­ха, уми­рая отда­ют дух и воз­в­ра­ща­ют­ся в прах или персть (Пс.103:29-30, см. кон­текст!). «Участь сы­нов че­ло­ве­чес­ких и участь жи­вот­ных — участь одна: как те уми­ра­ют, так уми­ра­ют и эти, и одно ды­ха­ние у всех, и нет у че­ло­ве­ка пре­и­му­щес­т­ва пе­ред ско­том, по­то­му что все — су­е­та! Все идет в одно мес­то: все про­и­зош­ло из пра­ха и все воз­в­ра­тит­ся в прах», — пи­сал Еккле­си­аст (Еккл.3:19-20). Мо­жет быть, это по­ка­жет­ся ко­щун­с­т­вен­ным, раз­ру­ша­ю­щим при­выч­ные пред­с­тав­ле­ния о хрис­ти­ан­с­т­ве, но так учит Биб­лия. Ко­неч­но, этим уче­ние о заг­роб­ном не огра­ни­чи­ва­ет­ся. Че­ло­век еще име­ет на­деж­ду на вос­к­ре­се­ние и веч­ную жизнь (1Фес.4:13-18), че­го не ска­за­но про жи­вот­ных. Одна­ко, «тварь с на­деж­дою ожи­да­ет откро­ве­ния сы­нов Бо­жи­их» (Рим.8:19), и ниг­де не го­во­рит­ся, что жи­вот­ные та­кой воз­мож­нос­ти ли­ше­ны, а что-ли­бо до­мыс­ли­вать pro или contra мы не име­ем пра­ва. В кон­це кон­цов, все те пре­и­му­щес­т­ва, ко­то­рые лю­ди име­ют пе­ред жи­вот­ны­ми, отнюдь не за­ра­бо­та­ны че­ло­ве­ком, а да­ны нам как не­зас­лу­жен­ный по­да­рок, и гор­дить­ся здесь не­чем.

Та­кой дар, а так­же свой­с­т­во Бо­га де­лать не­зас­лу­жен­ные по­дар­ки Биб­лия на­зы­ва­ет «бла­го­да­тью» и «ми­лос­тью». «Ми­лос­ти Гос­под­ней пол­на зем­ля» (Пс.32:5). Эта ми­лость про­яв­ля­ет­ся в неп­рек­ра­ща­ю­щей­ся за­бо­те Твор­ца, о тво­ре­нии, как мы ви­дим в ци­ти­ру­е­мом в пре­дис­ло­вии о. Сер­гия Прав­до­лю­бо­ва к кни­ге «Пра­вос­ла­вие и охо­та» 103 Псал­ме. В этом Псал­ме прос­ле­жи­ва­ет­ся мысль, что как че­ло­век, так и аис­ты, сер­ны, зай­цы, львы и да­же ле­ви­а­фан, сот­во­рен­ный без­за­бот­но «иг­рать» в мо­ре (103:26) име­ют одно­го По­да­те­ля жиз­ни (16-30ст.), а зна­чит, дос­той­ны то­го, что­бы жить не­за­ви­си­мо от че­ло­ве­чес­ко­го же­ла­ния [5]. Для пред­с­тав­лен­но­го в 103 Псал­ме ми­ре, охо­та чуж­да: Бог про­из­ра­ща­ет «на поль­зу че­ло­ве­ка» не мя­со, а «зе­лень» (103:14), по­доб­но то­му, как это бы­ло до гре­хо­па­де­ния и по­то­па (Быт.1:29). Тем бо­лее, не­у­мес­т­на охо­та в веч­нос­ти. Со­юз Бо­га со Сво­им на­ро­дом ста­нет так­же и со­ю­зом лю­дей «с по­ле­вы­ми зве­ря­ми и с пти­ца­ми не­бес­ны­ми и с прес­мы­ка­ю­щи­ми­ся по зем­ле» (Ос.2:16-18) [7].

Ми­лость Соз­да­те­ля про­я­ви­лась и в мо­и­се­е­вом за­ко­не, за­щи­щав­шем пра­ва не толь­ко лю­дей, но и дру­гих жи­вых су­ществ. Нап­ри­мер, пред­пи­сан­ный, в том чис­ле, и в Де­ся­ти за­по­ве­дях суб­бот­ний по­кой, рас­п­рос­т­ра­нял­ся не толь­ко на лю­дей, но и на скот: «Шесть дней де­лай де­ла твои, а в седь­мой день по­кой­ся, что­бы отдох­нул вол твой и осел твой» (Исх.23:12). Сог­лас­но то­му же за­ко­ну каж­дый седь­мой год зем­ля дол­ж­на бы­ла оста­вать­ся под па­ром, «что­бы … пи­та­лись зве­ри по­ле­вы­е» (Исх.23:11). Отсю­да сле­ду­ет, что за­кон Бо­жий, воп­ре­ки мне­нию А.П. Ка­ле­ди­на, ка­са­ет­ся не толь­ко отно­ше­ний меж­ду людь­ми, жи­вот­ные так­же до­ро­ги Соз­да­те­лю и грех про­тив при­ро­ды не ме­нее гре­хо­вен, чем грех про­тив лю­дей или Бо­га.

И на­ко­нец, вер­ши­на бла­го­да­ти — иску­пи­тель­ная жер­т­ва Ии­су­са Хрис­та сни­ма­ет прок­ля­тие не толь­ко с лю­дей, но и со все­го осталь­но­го тво­ре­ния. «Бог во Хрис­те при­ми­рил с Со­бою мир» (2Кор.5:19), и «тварь с на­деж­дою ожи­да­ет откро­ве­ния сы­нов Бо­жи­их, … в на­деж­де, что и са­ма тварь осво­бож­де­на бу­дет от раб­с­т­ва тле­нию…» (Рим.8:19-21). Хрис­тос при­шел, что­бы при­ми­рить все жи­вое, а зна­чит, лю­бовь Бо­жья рас­п­рос­т­ра­ня­ет­ся на все Его тво­ре­ния. «И да вла­ды­чес­т­ву­ет в сер­д­цах ва­ших мир Бо­жий, : будь­те дру­же­люб­ны» (Кол.3:15). В све­те Бо­жьей люб­ви этот прин­цип мож­но по­ни­мать и ши­ре, про­яв­ляя дру­же­лю­бие ко все­му жи­во­му [7].

За­чем?

И­так, озна­ко­мив­шись с пред­с­тав­лен­ны­ми в Биб­лии охот­ни­ка­ми, а так­же (что важ­нее) с биб­лей­с­ким по­ни­ма­ни­ем отно­ше­ния лю­дей к при­ро­де, мож­но уже го­во­рить о хрис­ти­ан­с­ком отно­ше­нии к охо­те. Хо­тя ни Биб­лия, ни бо­лее поз­д­ние источ­ни­ки не зап­ре­ща­ют умер­щ­в­ле­ние жи­вот­ных, важ­но по­нять, за­чем охот­ник умер­щ­в­ля­ет свою до­бы­чу. Один хрис­ти­ан­с­кий слу­жи­тель, отве­чая на воп­рос авто­ра о гре­хах про­тив при­ро­ды, опре­де­лил грех как отсут­с­т­вие смыс­ла. У ко­рен­ных на­ро­дов Се­ве­ра Рос­сии, Си­би­ри и Даль­не­го Вос­то­ка охо­та — едва ли не един­с­т­вен­ное сред­с­т­во су­щес­т­во­ва­ния. Иног­да пу­тем охо­ты ре­гу­ли­ру­ет­ся чис­лен­ность ди­ких жи­вот­ных, и если эти ме­ры не име­ют альтер­на­ти­вы в са­мой при­ро­де, то че­ло­век (как «уп­рав­ля­ю­щий» зем­ли) име­ет на это пра­во. Боль­шин­с­т­во же сов­ре­мен­ных евро­пей­с­ких охот­ни­ков-го­ро­жан, за­час­тую уби­ва­ют жи­вот­ных из при­хо­ти. Да­же если умер­щ­в­лен­ное жи­вот­ное съе­да­ет­ся, оста­ет­ся воп­рос — не про­ще ли ку­пить мя­со в ма­га­зи­не? Как пра­ви­ло, охот­ник-лю­би­тель охо­тит­ся 1) ра­ди обще­ния с при­ро­дой и (или) 2) ра­ди острых ощу­ще­ний. Раз­бе­рем эти мо­ти­вы.

Об­ще­ние с при­ро­дой, куль­ти­ви­ру­е­мое лю­би­те­ля­ми охо­ты, бе­зус­лов­но, хо­ро­шо, на­зи­да­тель­но и по­мо­га­ет луч­ше по­нять Твор­ца «че­рез рас­с­мат­ри­ва­ние тво­ре­ний» (Рим.1:20). Но та­кое обще­ние впол­не осу­щес­т­ви­мо и без ору­жия. Абсур­д­но, лю­бя при­ро­ду в це­лом (а боль­шин­с­т­во охот­ни­ков о та­кой люб­ви за­яв­ля­ют), пос­ту­пать не по люб­ви с отдель­ны­ми ее сос­тав­ля­ю­щи­ми, ко­то­рые к то­му же столь по­хо­жи на лю­дей. Не­ко­то­рые зна­ко­мые авто­ру охот­ни­ки приз­на­ва­лись, что ездят на охо­ту не столь­ко уби­вать, сколь­ко наб­лю­дать и час­то, имея ру­жье и ви­дя пе­ред со­бой цель, от выс­т­ре­ла воз­дер­жи­ва­ют­ся. Воз­мож­но, та­ко­вым оста­лось сде­лать один шаг — оста­вить ру­жье до­ма, за­ме­нив фо­то­ап­па­ра­том или ви­де­о­ка­ме­рой. Не­ко­то­рые уже этот шаг сде­ла­ли, став «нес­т­ре­ля­ю­щи­ми» дру­зья­ми при­ро­ды.

Вто­рой мо­тив охо­ты — острые ощу­ще­ния ка­са­ют­ся боль­ше внут­рен­не­го ми­ра охот­ни­ка, чем его отно­ше­ния к при­ро­де, а по­то­му ред­ко обсуж­да­ет­ся в при­ро­до­ох­ран­ных кру­гах. Но имен­но это важ­но рас­с­мот­реть, оце­ни­вая этич­ность охо­ты с хрис­ти­ан­с­ких по­зи­ций. Уби­вая ра­ди адре­на­ли­на, охот­ник-лю­би­тель при­чи­ня­ет вред не толь­ко при­ро­де, но и са­мо­му се­бе. Со­вер­шая лю­бой грех (не­важ­но, будь то грех про­тив Бо­га, про­тив лю­дей или про­тив при­ро­ды), че­ло­век гре­шит про­тив са­мо­го се­бя. Грех раз­де­ля­ет че­ло­ве­ка с Соз­да­те­лем, а как сле­ду­ет из биб­лей­с­кой исто­рии о пер­вом гре­хе (Быт.3 гл.) и пер­вом убий­с­т­ве (Быт.4:1-16), раз­рыв с Твор­цом не­ми­ну­е­мо при­во­дит к раз­ры­ву с при­ро­дой (см. 3:17-19, 4:10-12). Гре­хов­ность охо­ты ра­ди страс­ти сос­то­ит не толь­ко в бес­с­мыс­лен­ном унич­то­же­нии Бо­жьих тво­ре­ний, но и в при­чи­не­нии ду­хов­но­го ущер­ба внут­рен­не­му ми­ру охот­ни­ка. Бес­с­мыс­лен­ные умер­щ­в­ле­ния дру­гих жи­вых су­ществ (осо­бен­но та­ких по­хо­жих на че­ло­ве­ка, как мле­ко­пи­та­ю­щие и пти­цы!) ослаб­ля­ют внут­рен­ние мо­раль­ные огра­ни­че­ния жес­то­кос­ти. Так, мно­гие кил­ле­ры на­чи­на­ли с жи­вот­ных.

Хо­тя дать одноз­нач­ную оцен­ку охо­те («мож­но или нель­зя») не пред­с­тав­ля­ет­ся воз­мож­ным, поп­ро­бу­ем сде­лать не­ко­то­рый вы­вод. Биб­лия не на­зы­ва­ет гре­хом охо­ту как та­ко­вую, но умер­щ­в­ле­ние жи­вых су­ществ при­чи­ня­ет вред не толь­ко при­ро­де, но и че­ло­ве­чес­кой пси­хи­ке, по­э­то­му мо­жет быть до­пус­ти­мым толь­ко в исклю­чи­тель­ных слу­ча­ях. К та­ким слу­ча­ям сле­ду­ет преж­де все­го отнес­ти тра­ди­ци­он­ную охо­ту с це­лью про­пи­та­ния, ха­рак­тер­ную для отдель­ных ре­ги­о­нов Рос­сии, ко­то­рая мо­жет быть впол­не оправ­дан­на и, при усло­вии дол­ж­ной обос­но­ван­нос­ти, охо­ту с це­лью ре­гу­ля­ции чис­лен­нос­ти. Лю­би­тельс­кая же охо­та бес­с­мыс­лен­на и уже из-за это­го гре­хов­на! Охо­та ра­ди раз­в­ле­че­ния, ра­ди азар­та, ра­ди удов­лет­во­ре­ния «муж­с­ко­го» са­мо­лю­бия бу­дит низ­мен­ные чув­с­т­ва, раз­де­ля­ю­щие че­ло­ве­ка с Бо­гом. «В вас дол­ж­ны быть те же чув­с­т­во­ва­ния, ка­кие и во Хрис­те», — учит Пи­са­ние (Фил.2:5). По­э­то­му преж­де, чем брать в ру­ки ру­жье или кап­кан, по­лез­но за­дать се­бе воп­рос: «За­чем?».

Ли­те­ра­ту­ра

1. Биб­лия. Кни­ги Свя­щен­но­го Пи­са­ния Вет­хо­го и Но­во­го За­ве­та (Си­но­даль­ный пе­ре­вод на рус­с­кий язык).

2. Бу­ньян Дж., 1991. Ду­хов­ная вой­на. — М.: Мос­к­ва.

3. Ка­ле­дин А.П., 1999. Пра­вос­ла­вие и охо­та. — М.: МГО­О­иР.

4. Лес­ная энцик­ло­пе­дия (2 т.), 1986. — М.: Со­вет­с­кая энцик­ло­пе­ди­я.

5. Лью­ис К.С., 1994. Раз­мыш­ле­ния о псал­мах // Альм. «Мир Биб­ли­и». — М. — № 1(2).

6. Об отно­ше­нии к жи­вот­ным, 1998. — М.: Изд-во Мос­ков­с­кой Пат­ри­ар­хии, «Центр БЛА­ГО».

7. Хри­бар С.Ф., 2003. Эко­ло­ги­чес­кое в Биб­лии. Биб­лия об отно­ше­ни­ях «че­ло­век-при­ро­да». — К.: КЭКЦ.

8. Palmer M., 1992. The Protestant tradition // Christianity and Ecology, ed. Breuilly E., Palmer M. — WWF, N.Y.

9. Wagner Cl. H., Jr. Hunting and Fishing in the Bible. http://www.bridgesforpeace.com/…/everydayli…/Article-22.html.

Более подробно о вреде любительской ( спортивной ) охоты можно прочитать в книге ” Брось охоту-стань человеком” http://www.ecoethics.ru/old/b70/

https://www.facebook.com/kekz.ua/posts/2273459612935857?__tn__=K-R
Наверх
 

The Administrator.
WWW  
IP записан
 
Administrator
YaBB Administrator
*****
Вне Форума


I love The Earth!

Сообщений: 8701
The Land of HealPlanet
Re: Охота ради удовольствия ?!
Ответ #2 - 10.03.2019 :: 16:06:55
 
ОХОТА: Культ силы или маскировка слабости?

Сергей Медведев

Охота – одна из точек поляризации современного общества, наряду с абортами, эвтаназией, смертной казнью. Тема, вокруг которой бурлят дискуссии, разгорается в блогах флейм, распадаются семьи и раскалываются нации – как например, Англия, когда в 2004г. принимался закон о запрете псовой охоты. Как и со смертной казнью, это вопрос о традиции и модернизации: что для нас важнее – освященное веками убийство (убийство животных для развлечения, убийство людей для наказания) или новые нормы гуманности и морали?

Доказывать аморальность спортивной охоты – это ломиться в открытую дверь, и я не собираюсь повторять здесь аргументы, которые считаю очевидными. Меня интересует один археологический вопрос, который уже не раз поднимался в нашей передаче – вопрос о культе силы . Джипы на дорогах и охранники у дверей, камуфляж на прогулке и питбуль на поводке, криминальные сериалы на ТВ и силовики у власти, пейнтбол на корпоративе и ракеты на параде – охота самым естественным образом вписывается в новый российский силовой пейзаж.

Атрибуты спортивной охоты транслируют образ воинственности и силы – ружья, ножи, вездеходы, рации, приборы ночного видения. Они призваны подчеркивать мужскую мощь охотника, его роль добытчика, распорядителя мясного ресурса (примерно то же демонстрируют ритуалы шашлыка, преимущественно мужского занятия). И не случайно охота входит в “джентльменский набор” сильных мира сего, особенно ее затратные разновидности: африканское сафари, подводная охота – это показатели финансового, коммерческого, политического (если взять различные “царские охоты”, то же Завидово) и опять-таки мужского статуса. Желающие могут ознакомиться с “черным списком” титулованных российских охотников: охота у нас – дело властное!

О власти и мужественности говорят и охотничьи трофеи: вопреки рассуждениям самих охотников о санитарной функции, об отстреле слабых, наиболее ценными трофеями считаются сильные самцы, вожаки (гривастый лев, олень с ветвистыми рогами) – они как бы свидетельствуют о превосходстве охотника в открытой мужской схватке.

Но вот парадокс: схватка охотника с природой в наши дни изначально неравна. Это не битва кроманьонца с саблезубым тигром и даже не поединок Адониса с вепрем. Сегодня это безопасное, безответное и безнаказанное убийство, обставленное с разными степенями комфорта (кто-то честно ползает по болотам, кому-то подгоняют под теплую вышку прикормленных кабанов, а кто-то и вовсе с вертолета поливает из пулемета по краснокнижным козерогам и маралам) и, в сущности, не сильно отличающееся от избиения связанного человека.

Обезоруживающая подлость современной охоты состоит в том, что она асимметрична: избиваемая природа лишена права на ответ. За исключением редких “случаев на охоте”, когда раненый зверь дает отпор (затем эти случаи превращаются в легенды, призванные поддерживать охотничьи мифы об опасности) или, что происходит куда чаще, когда охотники по пьянке или неосторожности сами калечатся, охота – совершенно безопасное для человека предприятие, по степени риска не сильно отличающееся от расстрела соседских кошек во дворе. Это очередная мужская игрушка, детская игра в войну, где опасность придумана и адреналин накачан (для этого и алкоголь).
И здесь, по-моему, заключен главный изъян, ошибка кода современной охоты: она не выявляет, а симулирует мужественность, заменяет мужское начало его символами: фаллическими ружьями (поглядите на трофейные снимки, где охотники их держат между коленями или на коленях), кровью, головами соперника.

Охота – это символическое мероприятие, участники которого хотят выглядеть мужчинами, но сами по сути предают мужские идеалы, такие как открытость, ответственность, сдержанность, честный бой, великодушие, щедрость.

Сила охотника – фальшивая, данная порохом. Это маскировка слабости, недостатка мужественности, неумения справиться с окружающей средой без насилия и без оружия.

Некоторые, как всемирно известный немецкий биолог Бернхард Гржимек, считают, что “большой процент охотников на хищных животных – это мужчины, которые страдают импотенцией. Таким образом эти люди демонстрируют свою мужественность и спасаются от фрустрации, а также утешают себя тем, что сумели убить здорового, к тому же сексуально полноценного, активного самца”.
Ему вторит российский противник охоты Артемий Троицкий: “каждому охотнику – место на кушетке у психиатра. Дурная наследственность, душевные травмы в детстве, сексуальные комплексы – что-то у них у всех не в порядке. Иначе не вымещали бы свою неполноценность на невинных “меньших братьях””.

С их мнениями можно соглашаться, можно возмущаться, но для меня несомненно одно – за культом силы и жестокости в охоте прячется слабость, неумение говорить на другом языке, кроме языка оружия. Точно так же как современные российские атрибуты силы – джипы, охранники – прикрывают слабость нашего государства (особенно если вспомнить недавний совет Путина шахтерам Междуреченска “быть мужиками” и самим защититься от рэкетиров), страхи нашего бизнеса и болезни нашего общества.

И в заключение. За сторонниками охоты, несомненно, века традиции, мировая литература (как они любят ссылаться на Тургенева и Хемингуэя!), психология “основного инстинкта”, претензии на мужественность и на аристократизм, власть, институты, закон, наконец… Но подумайте вот что: в Японии эпохи Эдо любой самурай мог запросто убить встретившегося ему крестьянина, чтобы опробовать свой новый меч, и никто не считал его серийным убийцей. В Лондоне эпохи Диккенса любой джентльмен мог купить для секса десятилетнюю девочку, и никто не считал его педофилом. В Европе 19 века медики десятками тысяч резали собак без анастезии, и никто не считал их живодерами. С тех пор многое поменялось, появились идеи прав простолюдина, прав ребенка и прав животного.

Цивилизация ломает священные традиции и обуздывает основные инстинкты. И в этом смысле вопрос об охоте – это вопрос о модернизации. Хотим ли мы двинуться в будущее, к новому, глобальному и ответственному, определению человечности или остаться с кровавой архаикой, пусть даже и с Тургеневым на флаге. Мне кажется, это только вопрос времени: пусть не через 10, но через 100 лет – спортивная, трофейная охота, охота как “потеха” обречена на исчезновение, точно так же как исчезли другие, освященные традицией, виды убийства. И подобно Дню защиты детей, у нас в календаре появится День защиты животных – день, когда была запрещена охотничья забава.

...

https://www.facebook.com/kekz.ua/posts/2285494908398994?__tn__=K-R
Наверх
 

The Administrator.
WWW  
IP записан
 
Administrator
YaBB Administrator
*****
Вне Форума


I love The Earth!

Сообщений: 8701
The Land of HealPlanet
Охота – узаконенное убийство
Ответ #3 - 18.03.2019 :: 15:32:44
 
Охота – узаконенное убийство


Материал подготовлен Центром защиты прав животных ” Вита”

Историческое решение, принятое 15 сентября 2004 года Парламентом Великобритании, оставило в прошлом жестокие мучения тысяч лисиц, оленей, зайцев, живьём растерзываемых охотничьими собаками: в Англии и Уэльсе была запрещена охота с собаками! США также идут по пути ограничения охотничьих потех: практически все “охотничьи” штаты повышают расценки на лицензии, сокращают сезон охоты и вводят ряд ограничений. Ближайшая соседка России – Украина – в начале мая 2004 года приняла Закон о запрещении весенней охоты, поддержанный ранее всеми без исключения депутатами Верховного Совета Украины.

К сожалению, мировые тенденции не коснулись России, где даже главный спасатель страны – Сергей Шойгу – заявляет прессе о своей сокровенной мечте убить краснокнижного снежного барса… Сегодня Россия переживает возрождение культа охоты. Она преподносится как аристократическое занятие для избранных, показатель особого положения в обществе. Разрастается сеть охотничьих магазинов, издаются красочные журналы с рекламой охотничьих аксессуаров, организуются туры – сафари, где любой желающий за деньги может развлечь себя, убивая животных скуки ради или для получения памятных трофеев…

Охота является одним из самых подлых деяний человека по отношению к животным, поскольку при современном арсенале оружия она не оставляет жертвам никакого шанса выжить. Поработив всю планету, человек ежедневно убивает миллионы живых существ ради получения пищи, одежды, научных данных и пр. Однако, и после всего этого, не терзаемый муками совести, он находит удовольствие в развлечении, преследуя и убивая беззащитных животных в местах их естественного обитания – тех жалких резервациях, в которых они ещё сохранились на планете.

Охота возникла в ледниковый период как способ добычи пищи и, по мере развития человечества, утратила своё первоначальное значение. Однако, часть людей не захотела лишать себя острых ощущений, получаемых при преследовании и запугивании жертвы. Сегодня большинство людей охотятся ради удовольствия, спортивного интереса и из снобизма. Традиционно охота ведётся с помощью огнестрельного оружия, капканов или травли собаками. При этом сразу гибнут только 40 процентов животных. Остальные – подранки – обречены на медленные мучения, пока их не добьют охотники или они сами не умрут от ран. Лисята, волчата, медвежата и др детёныши убитых на охоте родителей, не способные себя прокормить, обречены на смерть. Жертвами охотников в лесах нередко становятся люди, а также домашние животные.

Один из самых безобразных способов охоты – отлов животных капканами. Стальные зубья капкана мёртвой хваткой захлопываются на лапе, морде, хвосте, крыле и т.д. животного, дробя кости, мышцы, ткани и вызывая невыносимую боль. В таком состоянии животное может пребывать до нескольких дней, мучаясь от голода, жажды, температурных перепадов, нападений других животных. Боль бывает настолько нестерпимой, что животное отгрызает себе лапу, чтобы вырваться из капкана. Охотники не стреляют в своих жертв, чтобы не повредить мех. Животных бьют по голове, забивают палками, раздавливают им грудь, сворачивают шею или наступают на горло и душат их.

Детёнышей тюленя (бельков) охотники-промысловики забивают дубинками. Другой пример “мужественного” спорта, практикуемого сегодня – это охота с машин. Она обычно проводится ночью, чтобы ослеплённые прожекторами животные не могли убежать. Мечущихся в испуге животных охотники расстреливают в упор или перерезают им горло.

Ещё более кровавой по масштабам, позволяющей истреблять животных стадами, является охота с вертолётов и самолётов. У обессиленных животных после продолжительного преследования нет шансов на выживание…

Доводы охотников

Среди аргументов в защиту охоты чаще всего приводят следующие: воспитание силы, воли и мужественности; регулирование численности животных в лесах; защита стад и сельхозугодий; радость общения с природой.
Смелость и мужество, называемые главными достоинствами охоты, на самом деле не нужны при современной охоте, поскольку она не сопряжена ни с какой опасностью для жизни и, наоборот, жестокость направлена против жертвы, которая не может защититься от мучителей.
“Доблесть” охотников очень хорошо показана на примере ярких литературных образов. Например, состарившийся Портос, не находя удовлетворения своим звериным инстинктам, стрелял по цыплятам, мирно разгуливающим во дворе. Тартарен из Тараскона (А. Доде), вообразив себя самым великим охотником за львами, убил старого слепого ручного льва, прослужившего в цирке.

Не многим отличались от известных персонажей и охотники из числа привилегированных особ, ради которых организовывалась охота в заповедниках нашей страны. При этом виде охоты отсутствует даже азарт погони и борьбы: стрельба по прикормленным животным ведётся с двухметровой вышки над землёй или из бетонных укрытий.
Отстрел животных для регулирования их численности – малонаучный метод, который не только не решает проблему перенаселённости животных в лесах, но и усугубляет её. Именно охотники нарушают биологическое равновесие в природе. Они, в отличие от хищников – санитаров леса, убивают не слабых и больных, а любых животных, устраняя конкуренцию в стае. При этом создаются идеальные условия для всплеска рождаемости.

Опыт работы национального парка “Гранд парадизо” (Италия), где охота запрещена в течение 80 лет, показал, что если человек не вмешивается в естественные природные механизмы, то вступают в силу процессы саморегуляции, поддерживающие численность животных на одном уровне.

Слухи о масштабах вреда, наносимого определенными животными хозяйству человека, в большинстве случаев имеют сильное преувеличение. Так, например, в России в 1991 году были застрелены 51 тыс. тюленей, которые, как предполагалось, хищнически истребляют рыбные запасы. В Канаде с этой же целью были убиты 250 тыс. тюленей. А стремительное уменьшение рыбных запасов, по-прежнему, происходит, и виноват в этом варварский промышленный отлов с помощью траловых и дрифтерных сетей.

Защита новорожденных ягнят от лис с помощью истребления их охотниками в Англии, оказалась надуманным аргументом в защиту охоты. В ведущем спортивном журнале «Филд» («Поле»), издающемся в Великобритании, были опубликованы результаты опроса 1000 фермеров, которые показали, что потери ягнят из-за лис составляют всего 1%! Основные же потери происходят из-за аномалий, свойственных промышленному животноводству. Всё дело в том, что овцы являются очень чувствительными к условиям среды, и очень уязвимыми. Для них подходит только сухая каменистая земля в гористой местности. так как они подвержены ножным заболеваниям, если держать их на сырых низменностях. Овцы абсолютно не приспособлены для житья в неволе. При промышленном разведении овец в тесном помещении здоровье отары ухудшается с появлением таких болезней, как копытная гниль, кишечные инфекции, слепота, мастит, вирусные заболевания.

Охота на волков во имя спасения оленей, получившая широкое распространение на севере Канады в 50-е года 20 века, также оказалась абсурдом. Предполагалось, что именно волки виноваты в гибели большого количества оленей. Однако, канадский биолог Фарли Моуэт в книге «Не кричи «волки!» раскрыл настоящую причину резкого падения численности оленей. В своём научном отчёте, лёгшим в основу книги, он привел данные о том, что главная причина гибели оленей – варварская охота, в т.ч. и с вертолетов. Охотхозяйства шли на намеренную фальсификацию данных, наживаясь на кровавом промысле. Моуэт, прожив несколько лет в канадской тундре, бок о бок с волчьей стаей, раскрыл миру сенсационные данные о природе волка, изменившие отношение к нему.

Убийство слонов на кофейных плантациях происходит всё по тем же абсурдным мотивам…

Ссылки охотников на радость общения с природой легко опровергаются одной короткой фразой Тургенева, который, будучи страстным охотником, честно признал однажды: “Природой на охоте я любоваться не могу – всё это вздор… Охота – страсть, и я, кроме какой-нибудь куропатки, которая сидит под кустом, ничего не вижу и не могу видеть.” Если бы охота на самом деле являлась только поводом для того, чтобы побывать в лесу, то большую популярность снискала бы себе фотоохота, в которой отсутствует только азарт убийства и ощущение победы над слабым.

Бездумное и безжалостное истребление миллиардов живых существ привело к тому, что мы никогда не увидим дронта, бескрылую гагарку, зебру квагга, странствующего голубя и других животных. Охота ставит на грань исчезновения многие другие виды. Попытка приостановить этот процесс введением понятия разумной охоты, разрешённой в определённое время и по особым правилам, не приносит результата.

По мере развития духовности мы стараемся избавляться от низменных пристрастий и предрассудков, тормозящих развитие цивилизации. Накал страстей в мире вокруг охоты нарастает с каждым днём. Есть надежда, что требования запрещения охоты со временем станут призывом для всей прогрессивной части человечества. Людей, получающих удовольствие от причинения боли и страданий другим живым существам, заслуженно поставят в один ряд с теми, кого общество отвергает и осуждает.

Артемий Троицкий

«Охотники-любители могут быть милейшими ребятами – умными, весёлыми, обаятельными. И всё равно в каждом из них прячется маленький серийный убийца… Я убеждён в том, что каждому охотнику место на кушетке у психиатра. Дурная наследственность, душевные травмы в детстве, сексуальные комплексы – что-то у них у всех не в порядке. Иначе не вымещали бы свою неполноценность на невинных «меньших братьях»… Больные. Но разоружать их тем более необходимо».

Пол Маккартни

«В нашей стране празднуется День рождественских подарков. Многие отметят этот праздник на охоте — на лошадях и с собаками они будут гнаться за дикими животными, мучая их из спортивного интереса. Мы не хотим жить в стране, где животным причиняют боль, охотясь за ними с собаками. Как и большинство британцев, мы считаем это жестоким, бессмысленным, неприемлемым и уже давно устаревшим видом охоты». (Из письма Пола Маккартни и его дочерей премьер-министру Великобритании Тони Блэру)

Адриано Челентано

В канун нового 1988 года, во время демонстрации по первой государственной программе РАИ эстрадного шоу «Фантастика» его автор и ведущий эстрадный певец и киноактер Адриано Челентано неожиданно обратился с телевизионного экрана к многомиллионной аудитории с взволнованными словами, выражая протест против охоты на зверей и птиц.

«…Каждый год, — сказал Челентано, — два миллиона охотников убивают два миллиарда птиц, а государство платит им за это деньги. Я спрашиваю: кто же убийцы, государство или охотники? Я обращаюсь к вашим детям: животные такие же, как и мы. Они играют, как мы, плачут и страдают, как мы. У каждого есть отец и мать, как и у нас. Они приносят радость людям, гармонию природе. А мы эту гармонию хотим разрушить… Можете ли вы, юные охотники и дети тюленихи, которая плачет, потеряв детенышей, написать главе государства и немедленно: «Мы, дети тюленихи, не хотим, чтобы наша мать плакала!»

Разразился скандал. Ведь на следующий день миллионы итальянцев должны были принять участие в референдуме по проблемам ядерной энергетики и судопроизводства в Италии.

Магия этих слов была так велика, что на следующее утро 14 миллионов голосующих написали на бюллетенях слова, предложенные Челентано: «Мы против охоты, за любовь…»

https://www.facebook.com/kekz.ua/posts/2288409664774185?__tn__=K-R
Наверх
 

The Administrator.
WWW  
IP записан
 
Переключение на Главную Страницу Страниц: 1
Послать Тему Печать